Человек Земля Россия

Рубрикатор

Миграция — это не проблема, это новые возможности

О миграции, мигрантах и соотечественниках говорят много, но результаты печальны. У мигрантов своя жизнь, у россиян своя, и совсем непонятная — у наших соотечественников, которые вернулись на Родину. Все сбиваются в города, а земля пустеет… Обо всем этом — разговор с председателем Российского переселенческого движения Андреем Гуськовым.

— Андрей Евгеньевич, одни уверены, что без мигрантов у нас все работы остановятся, другие видят в мигрантах корень всех российских бед.

— Эти установки можно расшифровать так: возможность или проблема. Есть два полюса: никого не пускать в Россию и жестко депортировать, или же наоборот — выдать всем без разбору паспорта граждан РФ. Для президента России это еще и возможность изменить экономическую парадигму и создать евразийский проект. Давайте посмотрим на все это глобально. За 100 лет мир увеличился по численности в 4,5 раза, Европа и Россия — в 2 раза, США — 4 раза. И везде миграция. Многие считают, что это проблема. Мы же полагаем, что эту проблему можно превратить в большой плюс, и предлагаем третий вариант. Миграция — это не проблема, это возможность для стран-доноров и стран-реципиентов прийти к взаимной экономической интеграции. Россия обладает огромными запасами природных ресурсов: у нас 1/5 часть лесного фонда, много чистой питьевой воды и плодородных земель — 55% мировых запасов плодородной почвы по гумусу. То есть у нас фактически фабрика по производству еды для всего мира. 2 года назад Римский клуб заявил, что проблема еды выходит на 1-е место, значит, нужен новый технологический уклад по производству продуктов питания. Россия может кормить каждого пятого жителя мира — 1,5 млрд человек.



— Но реальная ситуация совсем иная.

— Да, мы видим поля, зарастающие бурьяном. 48% плодородных земель — это пустыня, там никто не живет, никто не ведет хозяйство! Земля уже становится для многих из нас чужим понятием. Если она не станет родной нам, она станет родной для других наций и народов. У России огромный земельный потенциал. Если мы будем грамотно к нему относиться, то он позволит решить нам вопросы не только собственной продовольственной безопасности, но и проблемы еды для большой части мира. А мы сегодня импортируем продовольствия на $40 млрд! Мы можем не только сами себя кормить, но и создать экспортоориентированную экономику, так как России столько не съесть. Если мы реально создадим новый сельскохозяйственный технологический уклад, хотя бы как в Германии, то 9/10 продовольствия мы должны научиться вывозить с территории, получая за это сотни миллиардов долларов. Тем самым мы создадим стабильные рабочие места в традиционной для России земельно-аграрной сфере, дадим работу машиностроению, станкостроению, приборостроению, электронике, науке, образованию… То есть произойдет запуск индустриализации России, возникнет спрос на высокие технологии внутри страны. При этом мы вернем добрососедство в народную жизнь и сохраним свой особый уклад.

— Пока нас с нашим продовольствием нигде в мире особо не ждут.

— Если у нас будут качественные продукты, то их будут брать нарасхват. Тут нужно учитывать, что климат в России, как и во всем мире, сейчас меняется, становится более комфортным для выращивания самых разных культур. Безусловно, у нас существуют засухи и т.д., но не такие катастрофические, как в других странах мира. Наши опыты показали, что только Россия способна увеличить объем экспорта продовольствия с сегодняшних смешных $10 млрд до сотен миллиардов, максимально возможная цифра — $700 млрд ежегодного экспорта. Много это или мало? Сегодня мы продаем нефть и газ, все удобрения и металлы на сумму $650 млрд.

То есть речь идет о том, что за 10 лет экспорт продовольствия у нас может выйти один в один с экспортом углеводородов, и тем самым Россия вернет себе статус великой аграрной державы. Что самое важное: страны постсоветского пространства, страны Средней Азии, которые имели специализацию во многом аграрную, сегодня ее утратили. Сельхозпроизводство находится везде на последнем месте по приоритетности. И возможности упрочить свой аграрный статус сегодня у них нет, нет возможности обновить парк техники и выйти на международные рынки. Но все это можно сделать совместно с Россией, и такая возможность появится после запуска в РФ аграрной индустриализации как разгонного локомотива для индустриализации других секторов экономики на основе нового технологического уклада.

— Но аграрные проблемы никого в России не интересуют.

— Да, к сожалению, сегодняшняя Россия представляет собой страну собирателей. На уровне деревень мы заготавливаем и собираем древесину и продаем в другие страны. На более высоком уровне мы собираем нефть и газ и тоже продаем. Мы стали собирателями ресурсов, а сами уже ничего не производим. Мы перестали производить что-либо высокотехнологичное, и это проблема России. Именно поэтому надо развиваться совместно с другими странами СНГ. Проблем сегодня в аграрном секторе две. Это отсутствие внятной аграрной политики. Без четких ориентиров ничего не получится. И второе — отсутствие человеческих ресурсов, способных осуществить эту масштабную программу.

Все наши города расположены на 2% площади России. Здесь 103 млн человек живут скученно. Все стягиваются в города в поисках лучшей доли. И поток только нарастает. А едут они в эту «песочницу» по одной причине: сюда собирается выручка от нефти и газа, здесь она делится, и здесь можно пристроиться к тем, кто обслуживает этот кусок. А на 98% площади РФ, этих масштабных богатейших землях, которые содержат 40% мировых ресурсов, сегодня тонким слоем «размазаны» остальные 40 млн человек. Это означает потерю контроля над своей территорией, что потянет за собой потери геополитические, потери социальные.

— И что же вы предлагаете?

— В ответ на эти вызовы Российское переселенческое движение, созданное на базе восстановленной нами Земельной службы (Союз землеустроителей России), разработало программу, по сути дела, пакет реформ, позволяющих решить 3 важнейшие проблемы: равномерное заселение России, использование потенциала природных ресурсов, которые мы сегодня не используем, и решение проблемы перенаселенности городов. То есть нужно предложить людям лучшую долю не в городе, а за пределами города.

— Несколько лет назад Россия позвала вернуться на родную землю соотечественников. И что? По сути, все провалилось. Натерпелись возвращенцы с нашими бюрократами по самую маковку.

— Все из-за того, что не была подготовлена платформа, на которой это надо делать. России необходимо принять пакет законов — земельных, аграрных и поселенческих, которые позволили бы изменить эту ситуацию. Чтобы люди могли повысить свою квалификацию, получить доступ к земле, построить на своей земле свой собственный дом. Суть и ядро нашей программы: она рассчитана на человека без денег, но очень нацеленного на то, чтобы изменить свою жизнь. Эта программа опирается на жителей городов России, на русскоговорящих соотечественников из-за рубежа и на трудовых мигрантов из стран Средней Азии постсоветского пространства. Результаты исследований, которые мы проводили на протяжении последних 2-х лет, дали нам достаточно интересные цифры. Оказывается, 29% населения России хочет обустроиться на земле, это называется трудовая аграрная миграция. Есть еще и те, кто готов ехать в деревню, но работать не в аграрном секторе: это учителя, врачи, полицейские, бюджетная сфера, ЖКХ, экономисты, финансисты, маркетологи, IT-шники. Оказывается, появился такой тренд в нашей сплошной урбанизации. Это горожане, которые уехали из сел в последнее двадцатилетие. Это многодетные семьи, полные семьи и молодежь с дипломами, которая не может никуда приткнуться в городе. Это и увольняемые в запас офицеры, силовики, молодые ребята, способные управлять ресурсами территории, молодые пенсионеры. Это огромный пласт людей, которым можно предложить такой масштабный проект внутренней миграции. Что он даст? Это позволит создавать новые рабочие места, но звать людей не в поле чистое, а в конкретный переселенческий центр, где их поселят, обучат, позволят выбрать варианты трудоустройства, будь то собственный бизнес или работа по найму в каком-либо предприятии.

Так можно использовать тех трудовых мигрантов, которые уже осели в России, и снять их избыточную концентрацию в крупных городах. Если мы перенаправим людей на четкие, понятные рабочие места, и они займутся созданием транспортной, энергетической инфраструктуры и социокультурным пространством, внутри которого, как мы полагаем, человек лучше пройдет адаптацию, то это снимет напряжение, которое сейчас наблюдается в городах.



— Но над этой проблемой уже давно ломают голову, и пока ничего не получается.

— Мы все детально продумали. Итак, в чем суть нашей программы? Что она даст мигрантам? Основные позиции, на которые можно опереться, чтобы начать новую жизнь? Это позволит мигранту получить поддержку для переезда, попасть в центры по сбору людей, где их проконсультируют, пройти обучение и повысить квалификацию по требуемым в регионах профессиям. Это даст возможность изучить язык, культуру, бытовые традиции; даст гарантированный переезд и устройство комфортного жилья по нормальным санитарным нормам. И главное — человек попадает в дружескую среду, где работодатель относится к нему как к человеку. Самое важное, что наша программа позволяет мигрантам органично влиться в ряды местного общества. Если человек себя хорошо зарекомендовал и получил 3 рекомендации — от местного сообщества, от конкретной коренной семьи и от местной власти — тогда миграционная служба вставляет его в «зеленый список» на приоритетное получение вида на жительство. То есть если ты работаешь добросовестно, получаешь рекомендации, то далее цивилизованно, по сути дела, получаешь гражданство. Те граждане, которые проработали добросовестно, но не собираются жить в России, могут вернуться в свою страну. Их родные государства — Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан, Молдова — могли бы пообещать тем, кто временно покинул родину, что по возвращении они смогут занимать аналогичные позиции. Это заставит работать на человека. В этом смысл евразийской интеграции. Вот для чего создается Евразийский союз вслед за ЕврАзЭС.

— Какие проблемы нашего народного хозяйства вы намерены решить?

— Прежде всего перенаселенность наших городов. Сегодня города трещат по швам. Это нагрузка на транспорт, пробки постоянные и, что самое важное, нагрузка на социальную сферу: детские сады, школы и все остальное. И этот процесс пока никак не остановить. Приток мигрантов в Москву в 120 раз превышает их отток. Столица продолжает забиваться излишним миграционным притоком. К примеру, из Душанбе самолеты летают, как правило, в 3 города: Москву, Санкт-Петербург и есть рейсы в Новосибирск. Эти города превратились в накопительные центры, в которых многие и оседают. Нарушителей надо депортировать, а остальных можно использовать на благие цели, в интересах хозяйства России и самих трудовых мигрантов. Не надо замалчивать, что отношение коренного населения к мигрантам не самое благожелательное. Да и мы просто не можем адсорбировать такое количество мигрантов из-за отсутствия достаточного количества рабочих мест. В Москве, по соцопросам, это уже проблема номер один. Согласно исследованию Левада-Центра, люди сегодня рассматривают миграционный приток только как проблему, а не как возможность повернуть его на пользу для народного хозяйства страны и для улучшения собственного благосостояния.



— Но экономическая ситуация в России не располагает сегодня к большому оптимизму.

— Естественно, при сохранении стоимости нефти $111 за баррель экономика России падает, это уже рецессия. Падение экономики может привести к сокращению рабочих мест, к тому, что люди выйдут на улицу, потому что работы нет ни в строительном комплексе, ни в коммунальном хозяйстве, где все занято трудовыми мигрантами. Это начало неприятных социальных катаклизмов. Но надо понимать, что и положение трудовых мигрантов сегодня не очень комфортно. По нашим расчетам и цифрам соцопроса, только 10% трудовых мигрантов сегодня имеют достаточно хорошее жилье, где они могут жить самостоятельно со своими семьями, имеют хорошо оплачиваемую работу и даже собственный бизнес. 30% мигрантов — это люди, имеющие место в общежитии или в квартире. Живут они вскладчину. Но с резиновыми квартирами сегодня начинают бороться. Оставшиеся 60% проживают в антисанитарных условиях, как правило, где-то на рабочем месте: на стройке, в подвалах ЖКХ и т.д. Это не то место, где можно цивилизованно приехать, поработать и уехать. То есть отсутствие нормального жилья и рабочего места, отсутствие возможности получать соцпаек по безработице приводит к тому, что некоторые начинают сбиваться и в этнические преступные группы, чтобы выжить в мегаполисе. Их сама ситуация начинает туда выталкивать из-за отсутствия нормальной жизни. А если мы создадим на 30% больше новых рабочих мест на пустующих землях, только на уровне аграрного сектора, не говоря уже о промышленности, то это изменит ситуацию. И даст на прилавки столицы отечественное доступное и чистое продовольствие взамен зачастую опасного импортного продовольствия.

— Но аграрный сектор почти везде убыточен.

— Если к делу подойти разумно, то он станет прибыльным и избавит нас от многих проблем.

— Разумно… Это как?

— Сегодня, по разным оценкам, в сельхозсекторе занято 6-7 млн человек, по оценкам депутата Хайруллина, первого зампредседателя Думы, и того меньше — 4-5 млн. И где взять людей? Сегодня на сельских территориях половина населения — это дети и пенсионеры. 20% — деградировали, погрязли в пьянстве, наркомании, о них надо заботиться психологам и духовникам, их лечить надо. 30% — работают в бюджетной сфере, из которых половина уехали в города сезонными рабочими, охранниками и т.д. Мы рассчитываем переселить 30 млн человек. 20 млн — из российских городов, включая бесперспективные моногорода (в 340 моногородах проживает 16 млн человек, подлежащих, по мнению Минэкономразвития, переселению), 5 млн — русскоговорящих соотечественников и 5 млн — трудовых мигрантов из Средней Азии, которые уже присутствуют в наших городах. И мы реально рассчитываем на этих людей.

— А если коренное население не поедет?

— Тогда придется это компенсировать чуть большим количеством мигрантов. Но не хотелось бы. Мы верим, что связь с землей у нашего народа не утрачена, это показали и наши двухлетние социсследования: 29% рассматривают переезд из города на землю.

— Мы можем получить азиатскую глубинку.

— Исключено. Ограничение в 17% к коренному населению не позволит этого допустить. А те, кто приедет, будут работать. И помогать России. Не будет криминализации мигрантов, что происходит в городах. Просто нужна конкретная программа: кто поедет, сколько их будет, чем они займутся. В нашем понимании это срединный путь. Ведь ни депортация, ни сплошная легализация мигрантов ни к чему хорошему не приведут.

— К кому вы обращались с этой идей?

— Сегодня мы работаем с профильными комитетами Государственной думы, Совета Федерации, Торгово-промышленной палаты РФ, ФМС и другими ведомствами. Дело в том, что наша программа основывается на историческом опыте. В столыпинские времена тоже были переселения. Переезжали люди малоземельные. Уехало 4 млн человек, вернулась всего четверть. Тогда малоземельный крестьянин тоже не имел перспектив развития без переезда. Многие коренные жители страны зачастую не имеют перспектив решения жилищного, карьерного и других вопросов в городах. А трудовой мигрант сегодня имеет перспективы в городе? Подавляющее большинство — нет, поскольку они едут к нам из сельской местности, имеют опыт скотоводства, земледелия, а в столице на это спроса нет. Почему этим не воспользоваться?

— А какие у вас идеи в отношении Москвы?

— Численность населения Москвы, по данным Росстата за 2013 год, составляет порядка 12 млн человек. Плотность населения в столице — почти 5 тысяч человек на 1 кв. км и превышает плотность населения страны более чем в 500 раз. При этом речь идет только об официальной статистике. Повторю, что приток внутренних мигрантов в Москве и Подмосковье превышает их отток в 120 раз, в Петербурге и Ленинградской области — только в 18 раз. Для города это означает одно: жить в нем становится все сложнее и сложнее. Инфраструктура трещит по швам, транспорт не выдерживает пассажирский поток, а степень комфорта городской жизни с каждым годом все ниже и ниже. Достаточно зайти утром в метро, чтобы понять: столица просто обязана измениться, чтобы не взорваться изнутри.

— О том, что Москва не резиновая, говорят давно. Но пока никто не предложил разумного выхода из этой тупиковой ситуации.

— Мы над этим долго работали и пришли к выводу, что должна быть принята комплексная программа по развитию Москвы будущего. Если вкратце — мы предлагаем построить Москву, состоящую из двух частей: Москва загородно-сельская и Москва городская. Это даст возможность жителям выбирать, где они хотят жить.

В Москве загородно-сельской, созданной и существующей под «социальном зонтиком», будет чистая экология, самая современная инфраструктура и загородные рабочие места, некоторые с удаленным доступом, чтобы человек не ездил на работу в офис. Те, кто не сильно привязаны к городу, а больше ищут комфорта, безусловно, оценят плюсы загородно-сельских территорий. А в Москве городской, существующей в нынешних границах, станет меньше давки и суеты. Таким образом, те, кто родились, выросли, давно живут в городе и уже не мыслят своей судьбы без его улиц, площадей, театров, смогут остаться и жить в столице, и им уже не придется втискиваться в вагоны уходящего метро и мучительно искать парковочное место. А кто этим не дорожит — может жить в пригороде.

У нас все просчитано. Естественно, что многое зависит от финансовой ситуации. Но если разумно распределить деньги, то уже сегодня это можно сделать. Обеспечить развитие Москвы мы предлагаем по схеме, которая позволит по-новому распределить бюджет столицы. Если 25% средств пойдут на развитие загородно-сельских территорий и стимулирование столичных жителей к переезду, а 75% будут направляться на восстановление, то мы сможем поддерживать и сохранять существующую сегодня территорию столицы. Мы предлагаем людям познакомиться с нашей программой и сделать для себя выбор, где они хотят жить.

— Все это заманчиво, но что уже сделано реально?

— Давайте остановимся на современном положительном опыте. В Белгородской области губернатор Савченко совершил чудо. Он заселил всю территорию своей области. Средняя зарплата у него на селе — 25 тысяч рублей, получить участок 25 соток с коммуникациями для дома — 190 тысяч, а если многодетная семья — бесплатно; выгодная ипотека — 5-9% годовых. Это все в Белгородской области работает, так почему же это не может работать в остальной стране? В Хакасии под Саяногорском с участниками нашего движения уже подготовлены переселенческие участки на 2000 семей. В Екатеринбурге и Центре мы тоже развернули работу. Все проекты внебюджетные. В поселке Александровском по инициативе наших союзников уже построен поселенческий центр и создается агрокластер с охватом 60 тысяч га земель. В Липецкой области владельцы крестьянского хутора Масловка готовы принять первые семьи из Кыргызстана, которые сейчас находятся в Москве. Они предоставляют им работу на своей территории, где киргизы будут разводить овец и поставлять ягнятину в столицу. Мы предлагаем вместе создавать основы нашей дружбы, не на словах, а на деле укрепляя проект Евразии.

Беседовала Елизавета Домнышева

СПРАВКА:

Гуськов Андрей Евгеньевич, председатель Российского переселенческого движения, председатель наблюдательного совета Союза землеустроителей России (Земельная служба РФ), руководитель экспертной группы по земельно-аграрной и переселенческой политике комитета по аграрным вопросам Госдумы РФ. Член комитета по агропромышленной политике Торгово-промышленной палаты РФ, ведущий эксперт по земельно-аграрным вопросам Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) и Всероссийского совета по местному самоуправлению.

Источник: ПолитЭкономика.ру

Добавить комментарий

Забыли пароль?

Войти, как пользователь

Войти через Вконтакте Войти через FaceBook Войти через Twitter Войти через GooglePlus